Tags: Дорис Шаде

"Роза Люксембург"/"Rosa Luxemburg" [1985]

Маргарете фон Тротта, навздыхашись по судьбам вымышленных, но современных революционеров, обратила свой взор на образ революционерки исторической, но вполне реальной. Вышло познавательно, но честно говоря скучновато. Что простительно и закономерно - какой бы жаркой не была полемика Люксембург с Каутским, Бебелем или Либкнехтом, это всё равно остается полемикой о догматах марксизма, дыхании социализма, революционной решительности и крахе капитализма. :) А все прочие страницы биографии Люксембург, способные оживить неблагодарный материал - длительные заключения, близкая дружба Кларой Цеткин и неоднозначные отношения с ее молодым сыном - всё это фон Тротта не то, что бы совсем выпиливает из своего фильма, но дает очень сжато, пунктиром, почти за кадром. И снова речи, споры, трибуны, полемика на темы, к которым у любого, кто успел родиться при Советском Союзе, успела выработаться стойкая аллергия.
Тем удивительнее, учитывая подход фон Тротты, тот факт, что на роль Люксембург (не особо привлекательной коротышки-тумбочки с ярко выраженной семитской внешностью) она позвала стройную красавицу Барбару Зукову. Ведь точно такой же отвлекающий от сути маневр, что и мелодрама, которую она так старательно выдавливала из своего фильма. :)
7/10

"Свинцовые времена"/"Die bleierne Zeit" [1981]

Маргарете фон Тротта разрабатывает ту же тему, которую они вместе с Шлёндорфом затронули еще в "Поруганной чести Катарины Блюм" - вопрос немецких красных террористов (РАФ) и судьбу их родственников и близких. Венецианский Золотой лев 1981 года, один из любимейших фильмов Ингмара Бергмана, и в одной из сестер-главгероинь очень хорошо читается Ульрика Майнхоф (одна из лидеров, идеологов РАФ), но первый фильм, "Поруганная честь" мне всё-таки больше понравился.
Драма той женщины была пронзительнее, кроме того куда лучше иллюстрировала тот абсолютно кафкианский абсурдизм, которой царил в Германии в описываемый период. Когда не надо было состоять в РАФ, можно было просто неосторожно высказать симпатию организации или даже просто иметь с ее членом случайный разовый контакт на вечеринке (как это случилось с Катариной Блюм), чтобы государство и общество тебя затравили похлеще, чем это бывало в Америке во времена маккартизма.
В "Свинцовых временах" же героиня переживает за родную сестру, и не смотря на то, что ее трагедия тоже более чем достойна сопереживания, той уникальности здесь нет - полагаю, что такой же злой, тупой маетой наполнена жизнь всех близких родственников разыскиваемых преступников во всем мире и во все времена.
8/10